понедельник, 25 мая 2020 г.
.
.
chevron_left chevron_right
Интересное

«Мне было стыдно, что я сдалась так быстро»: история медсестры, заразившейся COVID-19

Медицинский работник из Испании рассказала Здоровью Mail.ru, как пандемия расшатывает здравоохранение в стране.

51 Просмотров
«Мне было стыдно, что я сдалась так быстро»: история медсестры, заразившейся COVID-19

Меня зовут Нурия Санчес Васко. Я работаю медсестрой в отделении гериатрии больницы города Террасса (Испания).

 

Когда в нашей больнице начались первые случаи заражения COVID-19, мы совсем не были готовы к тому, что произойдет. Нам сказали, что этот вирус вызывает болезнь вроде гриппа, но с немного более тяжелыми последствиями. Позже мы почувствовали, что это значит на самом деле.

Сначала у нас ввели новые правила: уменьшили количество посещений родственников — на каждого пациента допускался только один член семьи. Двери обоих крыльев больницы (8 слева и 8 справа) были закрыты, чтобы пациенты обеих сторон не имели между собой контакта.

Первый случай инфицирования

Первым пациентом с лихорадкой и одышкой была женщина, поступившая в отделение внутренней медицины на пятом этаже. Через неделю после того, как у нее диагностировали коронавирус, ее перевели с пятого на наш этаж. Мы пожаловались на то, что ее нельзя было переводить, как и любого другого инфицированного пациента. Но нас не слушали, и пациентов размещали в зависимости от сложности течения их болезни.

Нам не выдавали индивидуальную защиту. У нас не было даже хирургических масок.

Мы жаловались руководству, поскольку работаем с пожилыми пациентами, которые относятся к группе риска. И хотя крылья больницы были закрыты, мы продолжали ходить по коридорам, ездить в лифтах, пользоваться общественным транспортом.

Пациентку изолировали и перевели в другое отделение для пациентов, инфицированных COVID-19. Из-за давления и жалоб со стороны медицинского персонала, нам наконец выдали маски. Но не с фильтром FFP2, а хирургические маски, поскольку других, по-видимому, не было. Кошмар вот-вот должен был наступить.

 

Через несколько дней появились новые случаи: соседка по комнате заразившейся пациентки и те, кто был с ними в контакте, — включая пациентов из другого крыла.

Момент, когда я заразилась сама

В тот момент я и некоторые мои коллеги начали испытывать первые симптомы.

В протоколе для персонала говорилось, что при наличии симптомов нужно неделю провести дома. Затем его заменили: если медработник без защиты в течение недели находился в прямом контакте с COVID-положительным пациентом и у него не было симптомов, он должен был неделю провести дома и последить за симптомами. Соответственно, если они не проявлялись, то можно было вернуться на работу. 

В моем случае в течение нескольких дней после прямого контакта без какой-либо защиты со многими зараженными пациентами у меня начались явные симптомы: сильная головная боль, лихорадка, боль в горле, давление в груди с одышкой и сильная мышечная слабость. Мне провели ПЦР-тест. Через 48 часов я узнала, что он положительный.

Мне было предписано сидеть дома, дезинфицировать ванную комнату, все поверхности, часто мыть руки и стирать одежду при 60 градусах. Выходить нельзя было, даже чтобы выбросить мусор.

Через 12-15 дней после появления первых симптомов снова проводится ПЦР-тест, чтобы проверить, остается ли он положительным или нет. Последний тест, который я сдавала, был отрицательным. Сейчас я жду результатов третьего теста.

Я никогда не боялась заражения, я действительно ждала этого. Первое, что я испытала, было острое чувство вины.

Я виновата в том, что не знала, сколько людей я могла заразить невольно и неосознанно. Я виновата в том, что сдалась слишком рано в этой борьбе.

Я чувствовала, что оставила всех своих коллег на фронте. Несмотря на ужасное самочувствие и слабость, мыслями я всегда была в больнице, думала о своих коллегах и хаосе, который там происходил. Я чувствовала грусть, разочарование и поражение.

Как выстроена работа в больнице

Случаи учащались. Руководство больницы вводило новые меры, правила и протоколы. Повсюду царили хаос и дезинформация. Незараженные пациенты в стабильном состоянии были отправлены по домам.

Утренние, дневные и ночные смены трансформировались в 12-часовые смены: с 08:00 до 20:00 и с 20:00 до 8:00. Из 12 часов на «отдых» дается полчаса — это время обеда.

Недели разделились на длинные (понедельник, среда, суббота и воскресенье) и короткие (вторник, четверг и пятница). Весь персонал поочередно работает то в длинные, то в короткие недели, чтобы делать перерывы.

Пока я выздоравливаю дома, мои коллеги все еще находятся на передовой. Теперь вся моя больница заполнена пациентами с положительным тестом на коронавирус. Внутрь никого не пускают. Персоналу приходится выбирать, кого из пациентов спасать и кого сопровождать во время их смерти, потому что на всех не хватает работников. Мы практически теряем пациентов каждый день, потому что они поступают к нам уже в критическом состоянии.

Как мы готовимся к приему пациентов

Во время смены в каждом крыле работает по две медсестры и два помощника медсестры — они ответственны как минимум за 20 пациентов. Это ужасная нагрузка на персонал, учитывая сложность ухода за пациентами с COVID-19.

Входить в больницу положено через раздевалки. Там мы надеваем медицинские халаты и поднимаемся на наш этаж. Этаж делится на «чистую» и «грязную» зоны. В чистой зоне (центральная часть) расположена комната для обеда и реабилитационный зал, который мы используем, чтобы оставить личные вещи и собрать необходимый материал для работы.

Левое и правое крыло — это грязная зона. У нас есть и полугрязная зона — это старые душевые. Здесь мы надеваем бумажную пижаму, халат, шапочки и фартуки (в роли них у нас выступают прозрачные пакеты для мусора).

В обеденное время в этом же месте мы выбрасываем форму и надеваем новую, чтобы выйти в чистую зону. У нас есть разрешение выходить туда один раз в течение смены, поэтому нам выдают по два одноразовых комплекта на смену.

Работать больно и физически, и психологически

Каждый день мы находимся в постоянном стрессе. Работать в таких средствах индивидуальной защиты изнурительно: в них невозможно нормально двигаться, из-за масок зудит в горле, болит голова из-за недостатка кислорода — фактически вы дышите собственным углекислым газом. И лицо покрывают ссадины.

Работать сложно не только физически, но и психологически. Больно предложить члену семьи попрощаться с пациентом, потому что во время госпитализации его больше нельзя будет навестить.

Больно звонить родственникам, чтобы сообщать о смерти и о том, что они не смогут прийти попрощаться с телом. Или видеть, как пациенты плачут от того, что они одиноки перед смертью.

Многие из нас не могут сдержать слез, но мы поддерживаем друг друга и черпаем силы там, где только возможно. Мы не герои, мы люди, и мы работаем в сфере, которая жизненно важна для населения. Я думаю, каждому из нас после этого кошмара понадобится психологическая помощь. После того, через что мы прошли, прежними мы уже точно не будем.

COVID-19 раскрыл кризис здравоохранения в Испании

Мы вкладываем все свои силы и всю свою волю в эту войну, но мы по-прежнему не защищены. Например, нам приходится мыть наши очки для следующей смены. Одноразовых пижам не хватает, поэтому мы используем обычную медицинскую форму. Иногда нам приходится носить одну и ту же маску всю смену или даже несколько дней.

Мы просим лишь о достойных средствах защиты, потому что видим, как заражаем всех наших коллег, одного за другим. В Китае все были хорошо экипированы, мы — в основном замаскированы.

Моя больница, как и многие другие, практически полностью заполнена пациентами с COVID-19. Я думаю, скоро мы начнем брать на работу студентов на последнем курсе обучения в медицинских вузах. Конечно, будет трудно обучать их в такой период и с такой нагрузкой, но мы сделаем все возможное, нам нельзя сдаваться.

Это наше призвание, мы будем сражаться вместе. Но без адекватной защиты мы — «пушечное мясо».

Наша система здравоохранения рухнула. Если в глазах всего мира у Испании — достойная система здравоохранения, то это именно благодаря медицинским работникам, которые трудятся, несмотря на плохое обращение и урезание зарплат.

Надеюсь, когда это все закончится, нас будут продолжать ценить за нашу профессию. И те, кто сейчас аплодируют нам на балконах, выйдут с нами на улицы и будут требовать у государства более качественного и достойного здравоохранения для всех.

 

Источник:  health.mail.ru





Внимание! При использовании материалов, принадлежащих сайту ens.az, вы должны ссылаться на гиперссылку. Если вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и отправьте нам, нажав Ctrl + Enter.


Если у вас смартфон на ОС Android, перейдите по этой ссылке , чтобы легче читать новости Вы можете скачать и установить Ens.az из магазина.


ВИДЕО ГАЛЕРЕЯ
Эта женщина, которую назвали Кальпеей, 7,5 тысяч лет назад жила на территории современного Гибралтара. На воссоздание ее внешности ушло полгода – и теперь мы можем увидеть ее лицо.
Отвечайте с эмоциями!
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0 Комментарии
  • anonymous user
    Отправить комментарий
  • ЗАГРУЗИТЬ БОЛЬШЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

X